Решение Коллегии № 154 от 21 декабря 2016 г.

Коллегия признала пристрастным, односторонним и одиозным репортаж “Потрошители душ” Пятого канала.

Общественная коллегия по жалобам на прессу рассмотрела жалобу Саентологической церкви Санкт-Петербурга на репортаж Пятого канала “Потрошители душ” и обнаружила в нем очевидную пристрастность, односторонность и одиозность подхода к объекту исследования.

Представители религиозной организации просили оценить соблюдение норм профессиональной этики в сюжетах программы “Главное. С Никой Стрижак”, в которых якобы были использованы недостоверные, а подчас и откровенно ложные сведения, имеющие отношение к церкви, ее основателю Л. Рону Хаббарду и верующим.

Заявители указали на три момента, содержащие недостоверные сведения:
1) Прозвучало высказывание: “Основатель саентологии господин Хаббард неоднократно повторял: “единственный способ контролировать людей – это лгать им”, которое вырвано из контекста и в действительности представляет собой нечто диаметрально противоположное по смыслу.
2) Другое необоснованное заявление: “Рон Хаббард. Американец ,бывший морской офицер – при жизни страдал шизофренией”. По данным представителей церкви, это вымышленное и дискредитирующее утверждение, такого факта не существует и никогда не было, Л. Рон Хаббард никогда не страдал никакой психической болезнью.
3) Также в первом репортаже в адрес саентологов прозвучало обвинение в использовании гипноза, что якобы абсолютно необоснованно. Заявители говорят, что Л. Рон Хаббард в своих исследованиях разума неоднократно разоблачал гипноз как вредоносный неэффективный инструмент, вводящий человека в бессознательное состояние.

Помимо этого, обращали внимание саентологи Санкт-Петербурга, журналисты не побоялись использовать личную информацию и фото Валдаева Сергея, обнародовав якобы принадлежащую ему переписку с его матерью. Молодой человек направил в редакцию жалобу на откровенную ложь и неправомерное использование его личных данных.

Жалоба рассматривалась на заседании 21 декабря в Центральном доме журналиста. Участвовали члены Палаты медиа-аудитории Юрий Казаков (председательствующий), Вадим Зиятдинов, Мария Каннабих, Дмитрий Орешкин, Илья Шаблинский и члены Палаты медиа-сообщества Ольга Кравцова и Виктор Юкечев.

В итоговом решении Коллегия отметила безусловную скудость документальной, собственно расследовательской базы материалов, имеющих все необходимые внешние признаки журналистского расследования, а также очевидную пристрастность, односторонность, одиозность подхода к объекту исследования (расследования), выразительным проявлением которого обнаруживается уже сам заголовок подготовленного материала.

Кроме того, коллегия сочла недостаточно профессиональным (или же недостаточно добросовестным) подход, при котором съемка скрытой камерой (в том числе, по предположению, оперативная, но не выделенная специальной меткой) выдается за съемку камерой мобильного телефона.

 


ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ РЕШЕНИЯ

(…..)

3. Общественная коллегия по жалобам на прессу следующим образом отвечает на обращённые к ней конкретные вопросы заявителя:

– Коллегия признаёт (и не в первый раз), что приведённая цитата из Р. Хаббарда является ложной, грубо искажающей смысл сказанного автором.

– Коллегия не обладает компетенцией, позволяющей определенным образом ответить на вопрос о здоровье Р. Хаббарда или же углубиться в изучение этого вопроса.

– Коллегия не обладает компетенцией, позволяющей отвечать на вопрос об отношении Р. Хаббарда к гипнозу.

– По причине уклонения адресата от участия в рассмотрении жалобы Коллегия не располагает данными, достаточными для того, чтобы разобраться в ситуации, связанной с т.н. «письмом матери Валдаева», а равно и с вопросом об уместности или неуместности, профессионально-этической допустимости вынесения самой «истории» конкретных внутрисемейных отношений на «суд» массовой телевизионной аудитории. Исходя из того, что речь идёт о ситуации общественного интереса, Коллегия напоминает известное положение Кодекса профессиональной этики российского журналиста: «Только защита интересов общества может оправдать журналистское расследование, предполагающее вмешательство в частную жизнь человека».

4. Исходя из своей компетенции, из специфики настоящего информационного спора, а также из очевидной слабости позиции заявителя Коллегия соглашается со следующим выводом своего эксперта: «Телевизионный материал “Потрошители душ” выполнен в жанре журналистского расследования». Коллегия в общем и целом поддерживает представления эксперта о специфике жанра журналистского расследования.

5. Коллегия, вместе с тем, не соглашается с экспертом по следующим конкретным пунктам:

5.1. Коллегия убеждена, что далеко не всё, что «не дозволено или проблемно в будничной работе журналиста (…) допускается при расследовании». Досадные заблуждения на этот счет (пример: «Вопрос о том, имеет ли журналист-расследователь право прибегать в своей деятельности к тому, что лежит за пределами морали и нравственности, каждый должен решать самостоятельно») должны, по мнению Коллегии, встречать оправданное сопротивление, прежде всего, в самой журналистской среде: заинтересованной в доверии граждан к жанру журналистского расследования и в поддержании моральной репутации самих журналистов-расследователей.

5.2. Коллегия не может согласиться со следующим выводом эксперта: «”ложной” информации в расследовании не обнаружено, поскольку все представленные факты документально засвидетельствованы».

Коллегия находит, что значительная часть заведомо негативной, диффамационной информации, сообщаемой телезрителю в «специальном репортаже», носит характер сообщений (утверждений, предположений, личных свидетельств), не опирающихся на подлежащие чёткой идентификации телезрителем документальные основания.

Не отрицая право на использование журналистом различного рода утверждений, предположений или свидетельств (особенно в случае, когда речь идёт о мнениях, предположениях, выводах конкретных персон, появляющихся в кадре под своими именами), Коллегия обращает внимание на то, в данном случае речь идёт не о фактах, подкрепляемых документами. Телезритель имеет дело либо с очевидно не беспристрастными комментариями самих авторов материала, в основание которых положен фрагментарный, выхваченный из контекста и не подлежащий внятной идентификации «видеоряд»: съемка скрытой камерой (не суть важно, на самом деле, мобильным ли телефоном – или профессиональными записывающими устройствами). Либо с мнениями, предположениями, выводами людей, в большинстве своём также явно пристрастных: имеющих определенные, предустановленные взгляды на конкретную религиозную группу или даже личные счеты с ней.

Безусловно признавая право журналиста-расследователя прибегать к «методу Вальрафа» (когда использованы возможности легального получения достоверной информации), работать со скрытой камерой, использовать некоторую дозу преувеличения или даже провокации (ситуация съёмки «попытки прохода» съёмочной группы на территорию, занимаемую на правах аренды религиозной группой), Коллегия обращает внимание на серьёзную проблему обеих телевизионных публикаций, объединённых темой и заголовком «Потрошители душ». А именно: на безусловную скудость документальной, собственно расследовательской базы материалов, имеющих все необходимые внешние признаки журналистского расследования.

5.3 Коллегия не разделяет точку зрения эксперта, усмотревшего «все основания» для подачи медиаорганизацией «Петербург – Пятый канал» иска «о защите деловой репутации и об уголовно наказуемом воспрепятствовании журналистской деятельности». Снимая тему иска о защите деловой репутации как определенно не профильную для органа само- и сорегулирования, не соответствующую своей компетенции, Коллегия со всей определенностью заявляет о том, что не находит в данном случае оснований для сколько-нибудь серьёзного обсуждения темы воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста со стороны конкретной религиозной группы.

6. Коллегия полагает основной профессионально-этической ошибкой, заложенной в основание специального репортажа (журналистского расследования) очевидную пристрастность, односторонность, одиозность подхода к объекту исследования (расследования), выразительным проявлением которого обнаруживается уже сам заголовок подготовленного материала: «Потрошители душ».

6.1. Коллегия находит недостаточно профессиональным (или же недостаточно добросовестным) подход, при котором съемка скрытой камерой (в том числе, по предположению, оперативная, но не выделенная специальной меткой) выдаётся за съёмку камерой мобильного телефона Дарьи Варновской. Эпизоды, когда предполагаемый внедрённым во «враждебную среду» журналист-расследователь входит в кадр скрытой камеры или выходит из этого кадра вызывают, как минимум, неловкость по части данных телезрителю объяснений о способе получения тех или иных фрагментов «специального репортажа», а как максимум – предположение о том, что официальное следствие и журналистское расследование оказались имеющими не просто точки мотивированного пересечения, но и совпадающие цели: без уведомления об этом рядового телезрителя.

7. Не имея возможности установить, какими именно профессионально-этическими установками и ориентирами руководствовались авторы «специального репортажа», Коллегия настоятельно рекомендует адресату жалобы при подготовке журналистских расследований в будущем обращать внимание на Декларацию о принципах честной работы в жанрах судебного очерка и репортажа, а также журналистского расследования Гильдии судебных репортёров, а также на Пакт о жанрах и журналистских стандартах.

Коллегия специально обращает внимание на следующий пункт Пакта: «При работе в острых критических жанрах точка зрения “второй стороны” должна быть представлена обязательно». Отказ от выполнения этого профессионального правила или уклонение от него ставят под вопрос добросовестность журналиста-расследователя и основательность полученного им и предъявленного публике результата его труда.

Полный текст решения

 

Источник Общественная коллегия по жалобам на прессу

Добавить комментарий