Пик абсурда: факторы преодоления дискриминации в России

В малом зале Санкт-Петербургского «Колизея» 26 апреля 2016 года состоялась Международная научно-практическая конференция «Религия на общественной арене: проблема дискриминации по религиозному признаку». Организаторами мероприятия выступили Информационно-аналитический центр «Сова», Центр по изучению проблем религии и общества ИЕ РАН, Гильдия экспертов по религии и праву при поддержке Научно-методического совета по религиоведению Академии просвещения и дополнительного образования МОО Общество «Знание» СПб и ЛО. Мы представляем тезисы доклада о том, что может послужить в будущем фактором изменения религиозного законодательства и религиозной политики в России.

В настоящее время происходит постепенное доведение до абсурда ограничений в общественной сфере. Естественно, что это касается и религиозной сфере. Ярким свидетельством абсурдности происходящего является неисполнимость принимаемых законов и пустота политических заявлений. По-настоящему контролировать все религиозные группы государство все равно не сможет, да и не должно. А разговоры о необходимости уничтожить или бороться с сектами абсолютно демагогичны, так как никто не знает, кого надо иметь ввиду под сектами, и непонятно. почему нельзя использовать уголовное законодательство для осуждения мошенничества и иных реальных преступлений. Помимо этого, показательна и волна законов о контроле за миссионерской деятельностью – ни один закон из ныне действующих в регионах не применялся, и миссионеров не ограничил. Власти предпочитали всегда действовать внеправовыми методами.

Поскольку законодательство и его трактовка в современной России носят откровенно антирелигиозный характер, то спасут ситуацию сами церкви – спасение утопающих, дело рук самих утопающих. Главным фактором будет увеличение численности и влияния христианских церквей – не только православных, но и католиков, лютеран, евангелистов – и расширение межрелигиозного диалога.

Уже сейчас происходит формирование более широкого представления о гражданской религии российского общества, которое будет включать в себя не только православие. Только это может сбалансировать и скорректировать политику неправомерного антиэкстремизма, проводимую в России. В настоящее время ислам лишь формально включен в число образ гражданской религии нашего общества в целом, а совершенно неопасные в экстремистском плане католики и протестанты вообще не включены.

Безусловно, основой для либерализации религиозной жизни могут быть только изменения в политической жизни, над которыми мы не властны и предсказать которые сложно. Однако фактором для изменения отношения власти к религии в условиях относительной демократизации будет осознание полезности религиозных институтов для общества.

Социальное партнерство (проблеск этой политики был в эпоху Медведева в 2009 году) и заинтересованность в том, чтобы каждая община была полезной, является реальным инструментом политики в отношении церквей. В настоящее время по существу в сложные условия поставлены все религиозные организации. Православные и другие традиционные религии в своих этнических регионах страдают от бюрократизации и коррупции, а исламские духовные управления от манипулирования со стороны властей. Большинство других религиозных объединений, которые считаются либо нетрадиционными либо сектантскими, предпочитают жить в полуподполье. Часть общин не регистрируется, публичных мероприятий не проводят, называть свою конфессию стесняются. Власти ничего не видят и ничего не регулируют. Очевидно, что для достижения целей социального партнерства надо менять и радикально либерализовать систему регистрации и проверок религиозных организаций.

Неизбежно измениться отношение властей к православию, как ключевому элементу идеологии правоприменения нынешнего религиозного законодательства по отношению к религиозным меньшинствам. Влияние православия все больше складывается не из политических заявлений руководства, а из социального служения конкретных приходов и епархий, что видно на примере регионов России.

Политика толерантности, отношения к религиозным меньшинствам, роль православных активистов зависит от истории и культуры региона в России, также как в США и Китае. Осознание неравномерности развития регионов и применения вроде бы общего для всех законодательства – свершившийся факт. Баланс в том числе в рамках религиозной политики может найден только в рамках честного разговора об общих правилах в государстве федеральных земель.

В своей антиэкстремистской политике Россия частично повторяет американский опыт борьбы спецслужб с экстремизмом. Практика запрета экстремистской литературы и ее использования для давления на разные группы и движения является свидетельством слабости оперативной работы и негласного контроля за этой сферой с помощью общественности и правоохранительных органов. Это также дает свой относительный результат. Но чем больше будет доверия к обществу и отслеживания реальных террористов, тем меньше будет времени на запрет литературы и гонения в адрес различных сектантов.

Россия, скорее всего, в ближайшие 5-10 лет дойдет до пика абсурдных ограничений, а затем они обрушатся как карточный домик, чтобы уступить место здравому смыслу.

Роман Лункин.

нажмите для увеличения нажмите для увеличения
Источник: Религия и правоИзменен: 29.04.2016

Добавить комментарий