Коллегия обнародовала решение по жалобе на статью “Культ наличности”

Как минимум четыре нарушения журналисткой этики обнаружила Коллегия в статье “Культ наличности” “МК в Башкортостане”

Общественная коллегия по жалобам на прессу рассмотрела жалобу на статью “Культ наличности” в газете “МК в Башкортостане” и признала в ней наличие ряда нарушений профессиональной этики.

Публикация была посвящена влиянию на психику людей курсов по просветлению сознания, достижению счастья, богатства, успеха и гармонии. В ней на протяжении всего расследования журналист проводит мысль о том, что многие из тренингов сходны с сектами по вытягиванию денег из своих “адептов”, подавлению их воли и обеспечению зависимости личности от “тренера – наставника и духовного отца”. Кроме того, в ряде случаев, посещение таких тренингов может привести к несчастью – некоторые последователи в результате реализации внушаемых им идей накладывают на себя руки или сходят с ума, говорится в статье.

Жалобу на данную публикацию инициировала компания “Выбор”, организующая тренинги личностного роста. Ее представители просили разобраться, этично ли и правомерно поступил автор, изложив непроверенную и недостоверную информацию о фирме, которая ставит компанию в ряд “сектантов”?

“Информация была взята из непроверенных источников, при этом интервьюированные люди не проводили никаких расследований и не имели подтверждений своих слов. Таким образом, журналист обязан был либо попросить доказательства, либо не упоминать названия коммерческой организации”, – считают они, утверждая, что в перечисленный список тренингов ошибочно попал “Выбор”.

В состав ad hoc коллегии, рассматривающей данный спор, входили члены Палаты медиа-аудитории Юрий Казаков (председательствующий), Татьяна Андреева, Вадим Зиятдинов, Дмитрий Орешкин, Генри Резник, Григорий Томчин и члены Палаты медиа-сообщества Манана Асламазян, Александр Копейка, Ольга Кравцова, Владимир Познер и Юрий Пургин.

В результате изучения позиций заявителей и издания, они пришли к выводу о том, что журналистом не были реализованы следующие обязательства:
– Обеспечение полноты и точности информации. В статье, по убеждению Коллегии, страдает фактологическая база. Журналист не манипулирует фактами, а именно не прикладывает усилий к тому, чтобы их добыть, ограничиваясь информацией пресс-конференции.
– Проведение различия между фактами и мнениями. Коллегия сделала вывод о том, что автор не предприняла никакой попытки разделить факты и мнения, выдавая сказанное “экспертом” за существенный для общественного сознания факт.
– Обеспечение ответственности за достоверность сообщения и справедливость суждения. Коллегия Коллегия не нашла проявления такой позиции автора в материале и обратила внимание на то, что автор статьи Вероника Полянская была уведомлена о рассмотрении жалобы на статью, но не предприняла никаких усилий на то, чтобы доказать свою правоту.
– Осознание журналистом опасности ограничения, преследования и насилия, которые могут быть спровоцированы его деятельностью. Коллегия сочла, что ни журналистом, ни теми, чьей информацией она пользовалась, готовя публикацию, не принимались в расчет такие цивилизационные, а не чисто правовые, факторы, как честь, достоинство, доброе имя конкретных граждан, так или иначе задеваемых публикацией.

 


ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ РЕШЕНИЯ КОЛЛЕГИИ

1. Коллегия сожалеет, что редакция и редактор сетевого издания «МК в Башкортостане» уклонились от участия в рассмотрении жалобы Н.С. Сергеевой, оставив без ответа большое количество вопросов, адресованных как автору публикации, так самой редакции.

2. Коллегия не считает нормальной ситуацию, когда главный редактор СМИ «МК в Башкортостане», вопреки букве и духу ст. 19 Закона РФ «О средствах массовой информации», фактически передаёт свои права и обязанности представлять редакцию в отношениях с гражданами и организациями (в данном случае – с Общественной коллегией по жалобам на прессу как органом само- и сорегулирования в сфере массовой информации) директору ООО «КМ-Урал»: не обладающему надлежащей компетенцией.

3. Коллегия разъясняет А.В. Сараеву, директору ООО «КМ-Урал», что информационные споры, связанные с нарушением профессиональной этики журналиста, не подлежат рассмотрению в судах. И что единственным органом, наделённым соответствующими компетенцией и полномочиями является Общественная коллегия по жалобам на прессу.

3.1. Коллегия разъясняет г-ну Сараеву, что она действует на основании своего Устава, и что Устав этот не содержит положения о сроке давности оспариваемой публикации в качестве критерия, определяющего возможность или невозможность принятия той или иной жалобы к рассмотрению.

4. Коллегия выражает признательность руководителю юридической службы ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец» Н.С. Амелиной за полезное участие в рассмотрении жалобы, адресатом которой редакция СМИ – газета «Московский комсомолец» не является. Коллегия также надеется, что юридической службой ЗАО «РГ «МК» будет обращено должное внимание на негативный прецедент «перехватывания» полномочий главного редактора СМИ директором организации (ООО), не выполняющей функций редакции СМИ. А также на то, что соответствующие разъяснения и рекомендации по продуктивному отклику на запрос Коллегии будут своевременно даны всем сетевым СМИ, учреждённым ЗАО «РГ «МК».

5. Коллегия с сожалением констатирует, что заявитель оказался не готов к заседанию и не сумел ответить на ряд важных вопросов, связанных с деятельностью МТК «Выбор» и с упоминаемой руководителем юридической службы ЗАО «РГ «МК» компании-предшественницы.

6. Коллегия разъясняет, что установление достоинств и недостатков МТК «Выбор» как субъекта, в том числе, определенных бизнес-отношений, не входит в сферу её компетенции; что предметом её внимания и интереса является только и исключительно оспоренный текст В. Полянской.

7. Не получив возможность задать вопросы автору и представителю редакции, Коллегия считает установленным фактом ситуацию, зафиксированную в «пояснениях» самой В. Полянской. Т.е. рассматривает оспоренный материал публикацией данного автора, подготовленной на основании информации, полученной на конкретной пресс-конференции. Только указанным обстоятельством может быть объяснено отсутствие ссылок на какие бы то ни было иные источники и свидетельства, чем свидетельства (мнения) участников пресс-конференции, зафиксированные, как утверждает журналист, конкретной диктофонной записью.

8. Коллегия обращает внимание на следующую реплику автора текста: «Все приведенные в статье факты я знаю со слов авторитетных экспертов, участвовавших в пресс-конференции. У меня не было и нет причин не доверять этим людям». Уклоняясь от обсуждения вопроса об «авторитетности экспертов», выступавших на этой пресс-конференции, определенно целевой по установкам и задачам, Коллегия обращает внимание как автора, так и редакции СМИ на то, что все процитированные В. Полянской эксперты представляли, по сути, одну, заведомо не нейтральную точку зрения на предмет обсуждения. Коллегия напоминает журналисту В.

Полянской, и редакции сетевого СМИ «МК в Башкортостане» что базовой, первейшей профессиональной обязанностью журналиста является критический подход к предлагаемому «на веру» любыми экспертами, проверка и перепроверка любой информации, которую журналист намерен представить читателю, установление достоверности любого свидетельства, полученного с целью подкрепить обнародованный факт.

Отказ от выполнения этого основополагающего требования профессии, зафиксированный в «пояснении» самой В. Полянской, Коллегия находит несовместимым с представлением о добросовестной, профессионально ответственной журналистике.

9. Коллегия обращает внимания редакции сетевого СМИ «МК в Башкортостане» на то, что автор публикации, В. Полянская, совершила грубую профессиональную ошибку, не задавшись на этапе подготовки текста поиском ответа на прозвучавшие по ходу пресс-конференции высказывания, носящие диффамационный, пачкающий организацию заявителя характер, а также и на прямые обвинения, связанные с деятельностью названной в общем ряду, но затем и отдельно упоминаемой коммерческой организации.

9.1. Коллегия уточняет, что характер и основательность предположений и прямых обвинений, ретранслированных автором (с явным присоединением к высказанному, – Коллегия), не является предметом её рассмотрения и анализа. Любая попытка установления соответствия или же не соответствия сказанного на конференции (и, далее, в тексте публикации) реальному положению дел, повседневной деятельности компании заявителя, выходит за рамки компетенции Коллегии, а, значит, не может обнаруживаться ни её задачей, ни даже сферой её интереса.

10. Коллегия считает установленным факт того, что журналистом В. Полянской при подготовке материала, определенно негативного по отношению к компании заявителя, не были проведены элементарные профессиональные действия, позволявшие проверить сведения, полученные в процессе пресс-конференции или же по её завершению.

Журналист В Полянская не обращалась за информацией или с целью проверить информацию непосредственно к представителям компании «Выбор». Автор публикации определенно не обращалась к конкретным людям, прошедшим через те же тренинги личностного роста, упоминаемые в публикации. И вообще не озаботилась поиском носителей другого мнения, представлением экспертных позиций отличных от тех, что были привлечены (именно в качестве экспертных) заведомо не нейтральным организатором пресс-конференции, миссионерским отделом Уфимской епархии Русской православной церкви.

11. Коллегия соглашается с тем, что некритический подход, никак не объясняемое доверие журналиста к тому, что говорилось на пресс-конференции по поводу новых носителей «образа врага» (в виде «нового сорта опиума для народа»: «деструктивных психокультов», «маленькой, но уже псевдорелигии “Созидательное сознание”, – говоря языком того же Вадима Розенфельда), неприемлемы для журналиста вообще – и вдвойне для журналиста, освещающего тему общественного интереса в её заведомо конфликтном проявлении.

12. Уважая право журналиста на выражение мнения, в том числе, и в ситуации, обнаруживающей конфликт интересов при обсуждении проблемы или темы, представляющей интерес общественный, Коллегия, однако, настаивает на том, что мнение журналиста должно базироваться на фактах и формироваться по мере их накопления, а не «подтягивать» нужные факты к заранее определенному выводу.

13. Коллегия систематизирует свою оценку публикации В. Полянской (с отсылками к основным позициям Кодекса профессиональной этики российского журналиста как наиболее известного профессионально-этического документа) следующим образом.

Коллегия считает, что в оспоренной публикации журналистом Вероникой Полонской было использовано право на мнение, на выражение личной позиции, но при этом не были реализованы следующие обязательства по отношению к объекту внимания и к читателю:

13.1. Полнота и точность информации. Коллегия убеждена в том, что при подготовке журналистом заведомо конфликтного материала, представляющего очевидный общественный интерес, от журналиста требовалась «солидная фактическая основа». Коллегия не готова обсуждать вопрос о том, были ли в данном случае искажены или извращены факты: за не обнаружением самой фактологической базы материала. Коллегия обращает внимание на то, что журналист, готовя данную публикацию, не манипулирует фактами, не оставляет на свет один ряд фактов, обнаруженных им, убирая другой из роля зрения читателя: он просто не занимается поиском фактов как основы публикации. Ни о какой «полноте информации» при таком подходе говорить, очевидно, не приходится.

Журналист В. Полянская не приложила усилий к тому, чтобы «избежать нанесения ущерба кому бы то ни было неполнотой или неточностью» распространяемой информации. Ограничившись кругом доступных ей в одном контакте носителей отнюдь не нейтральной информации и переведя каждого из информаторов в категорию «экспертов», автор публикации поставила под угрозу (в том числе, преследования, – и не только «именем общественного мнения») компанию заявителя, не предоставив при этом читателю четкой, взвешенной информации о тех тренингах, которыми эта компания занимается.

Учитывая тематическую специфику публикации, право делать выводы об угрозе обществу и конкретному гражданину, читателю публикации, автор которой сознательно отказался от усилий, направленных на решение задачи полноты и точности информации при освещении темы, представляющей общественный интерес, Коллегия предоставляет читателям материала В. Полонской.

13.2. Различие между фактами и мнениями. Спецификой текста является опора журналиста на информацию заинтересованной стороны, преподносимую читателю как установленный, верифицированный журналистом факт.

Коллегия делает вывод о том, что никакой попытки разделить факт и мнение журналист не предпринимает. Мнение носителей информации определенного рода и толка (относимых самим журналистом к «экспертам») он ретранслирует в логике не мотивированного, но при этом безоговорочного доверия как персонального, так и к тому, что этими персонами говорится, – выдавая сказанное за существенный для общественного сознания факт.

13.3. Ответственность за достоверность всякого сообщения и справедливость всякого суждения. Коллегия полагает, что данная профессионально-этическая позиция не может рассматриваться в качестве практически применимой к автору данной публикации. Не прослеживаясь никаким образом в способе подготовке материала и в его тексте, она не нашла какого-либо выражения в позиции автора применительно к уже возникшему информационному спору. Коллегия обращает внимание на то, что автор публикации (судя по «пояснению» как документу за личной подписью) была уведомлена о предстоящем рассмотрении информационного спора, но не предприняла никаких усилий, чтобы обнаружить свою готовность участвовать в заседании Коллегии, публично обсудить и защитить свою позицию и свой текст.

13.4. Осознание журналистом опасности ограничения, преследования и насилия, которые могут быть спровоцированы его деятельностью. В дополнении к сказанному в п. 13.1., Коллегия обращает внимание на то, что ни журналистом В. Полянской, ни теми, чьей информацией она пользовалась, готовя публикацию, не принимались в расчёт такие цивилизационные, а не чисто правовые, факторы, как честь, достоинство, доброе имя конкретных граждан, так или иначе задеваемых публикацией. (Коллегия в этой связи обращает внимание на сказанное заявителем о том, что у конкретных сотрудников компании «Выбор» по выходу конкретной публикации появились проблемы во взаимоотношениях с внешним миром или даже в семьях.)

14. Коллегия не считает этически уместным вовлечение в текст, призванный назвать по именам конкретных носителей «новой сектантской» угрозы обществу трагической истории девушки, факт ухода из жизни которой призван окрасить отношение читателя к той же компании (никак с этим трагическим случаем не связанной) в понятные цвета. Коллегия, далее, считает этически сомнительным привлечение в свидетели и профильные эксперты текста матери, включившейся после потери дочери в усилия активистов по службе и по настроениям на «актисектантском» направлении. Коллегия, наконец, находит определенно лишней, избыточной для материала тему халатности следователя, который вел дело о самоубийстве девушки.

Как представляется, эти элементы – по отдельности, но, тем более, вместе, – свидетельствуют о проявленной журналистом профессиональной небрежности, с одной стороны, и о недостаточном уровне редакционного контроля за качеством опубликованного СМИ текста, с другой.

15. Памятуя о праве журналиста самому выбирать тот жанр, ту форму и тот способ самовыражения, который в наибольшей степени подходит для его реакции на ситуацию выраженного общественного интереса, Коллегия напоминает сказанное ею в решении № 134 от 16 марта 2016 года по сходной по тематике жалобе: «Соглашаясь с тем, что журналист, защищая общественный интерес, не обязан быть бесстрастным, Коллегия настаивает на том, что при рассмотрении заведомо конфликтных ситуаций и явлений журналист должен стремиться проявлять необходимую беспристрастность».

Полагая, что в данном случае, при очевидной пристрастности автора, тезис о «беспристрастности» как достоинстве профессионала не обсуждаем в принципе, Коллегия напоминает автору публикации, редакции сетевого издания, а также всем, до кого будет доведено или дойдет данное решение, что тенденциозность, а, тем более – одиозность текста, воспроизводящего тенденциозность (одиозность) позиции её конкретных носителей, имеет свойство превращать текст, предполагаемый журналистским и общественно значимым, в пропагандистский и при этом работающий на разделение общества: особенно в случае присутствия в этом тексте различимых маркеров «языка вражды».

16. Коллегия обращает внимание на то, что маркеры такого рода («секта», «адепт», «деструктивный психокульт»), будучи перенесёнными журналистом из той специфической среды, для которой они органичны (участники пресс-конференции, на которой побывала журналист), в ту не специальную, широкую среду, в которой информация и мнение журналиста воспринимаются с достаточным доверием, разгоняют агрессивность в обществе и снижают его способность к сопротивлению настроениям псевдо упорядочивающим жизнь, в том числе, цензурным. Исключающим саму возможность сколько-нибудь всерьёз обсуждать тему свободы слова любого, кроме разрешённого, дозволенного новыми идеологами.

Коллегия с сожалением отмечает, что угроза такого рода остаётся не распознанной и не отрефлексированной как автором текста, так и редакцией, отказавшейся удалить этот текст по обращению заявителя.

17. Безусловно уважая редакционную независимость, а потому и не обращаясь к редакции сетевого издания «МК в Башкортостане» с предложением сходного толка, Коллегия выражает надежду, что редакция данного сетевого СМИ, ознакомившись с настоящим решением, определится в вопросе о том, оставлять ли в поле зрения читателей публикацию, расходящуюся с профессиональными журналистскими стандартами.

18. В соответствии с достигнутой с заявителем договорённостью, Коллегия распространяет все оценки и выводы данного решения на публикацию В. Полянской «Уфа может стать одним из центров развития смертельно опасных тренингов» на интернет-портале МКС.RU (Медиакорсеть) .

Текст решения полностью

 

Источник Общественная коллегия по жалобам на прессу 

 

 

Добавить комментарий